Старинное село Косино, ныне включённое в городскую черту Москвы, является одним из древнейших сёл Подмосковья. Его название вошло в наименование двух московских районов: Косино-Ухтомский и Новокосино. Впервые топоним «Косино» встречается в начале XV в., когда в своей духовной грамоте князь Владимир Андреевич Серпуховский, знаменитый сподвижник Дмитрия Донского, писал: «А из московских сел дал есмь княгине своей… Косино с тремя озеры… А в Косинском селе… княгиня моя вольна, которому сыну дати, а дети мои в те села не вступаются». Но, судя по всему, его историю можно удревнить еще на три четверти столетия. В своем завещании 1331 г. великий московский князь Иван Калита, распределяя свои владения между наследниками, отдал своей жене Ульяне среди прочих и «село у озера». Историками было высказано несколько версий о местонахождении «села у озера». Анализ всего комплекса княжеских духовных грамот позволяет говорить о том, что этим селом являлось именно Косино. Ульяна надолго пережила своего мужа, а после ее смерти владения княгини были поделены между Дмитрием Донским и его двоюродным братом Владимиром, причём Косино пришлось на долю последнего.

После смерти в 1410 г. князя Владимира Андреевича Косино, согласно его воле, перешло к его вдове Елене Ольгердовне. Судьба ее складывалась довольно трагично — рано овдовев, она во время моровой язвы середины 1420-х годов потеряла одного за другим всех сыновей, а из потомства остался лишь один внук Василий Ярославич. Под именем Евпраксии она постриглась в московском Рождественском монастыре, а умирая, в 1433 г. в своём завещании отказала «Косино с озеры» Рождественскому монастырю.

На протяжении последующих ста лет сведений о селе в источниках не сохранилось. Очевидно, монастырю не удалось удержать за собой эту вотчину. Возможно, она была обменена на другое владение. Во всяком случае, в середине XVI в. Косино находилось в поместье за Семёном Павловичем Ладыженским, а в 1576 г. значилось в поместье за Василием Павловичем Коржавиным.

В 1617 г. по государевой грамоте Косино отдается в поместье детям Василия Телепнева. Василий Григорьевич Телепнев был довольно заметной личностью начала XVII в. и служил думным дьяком Посольского приказа при царе Василии Шуйском. В конце 1610 г. кем-то был составлен для вручения польскому королю Сигизмунду список думных дворян и дьяков, известных своей приверженностью к Шуйскому, причем имя Василия Телепнева стоит в нем среди дьяков вторым, что свидетельствует о его близости к царю.

Судя по писцовому описанию 1623 г., Косино значится в поместье за Юрием, Степаном и Данилой Васильевичами Телепневыми. Село стояло на берегу большого озера, в нем находился храм во имя Чудотворца Николая, располагался двор помещиков, где жили деловые люди, и пять крестьянских и бобыльских дворов, а «людей в них тож».

Наиболее известным из сыновей Василия был стольник Степан Васильевич Телепнев. С первой половины 1620-х до начала 1640-х годов он участвует в переговорах с иностранными дипломатами, а в 1645 г. назначается послом в Царьград. В это время при турецком дворе появляются самозванцы, один из которых выдавал себя за сына Лжедмитрия, а другой — за сына Василия Шуйского. С помощью своих агентов Телепнев активно повел дело по разоблачению самозванцев, но в ноябре 1646 г. скончался из-за непривычного климата на чужбине.

По описанию 1646 г., в Косино значилась деревянная церковь, двор вотчинников и три крестьянских двора с 11 жителями.

На протяжении почти двух столетий Косино являлось родовой вотчиной Телепневых. В 1675 г. его владельцы Василий Данилович, Иван Степанович, Григорий и Михаил Юрьевичи Телепневы строят деревянную Никольскую церковь. Иван Степанович, как и его отец, в 50-60-е годы XVII в. служит по дипломатической части, с 1671 по 1679 г. ведает Оружейную палату, а в 1684—1685 гг. упоминается в звании думного дворянина. При нём в 1678 г. в Косино числилось 6 дворов с 17 крестьянами.

В конце XVII в. на Косино обратил внимание Пётр I. Как известно, будучи ребенком, он часто бывал в расположенном неподалеку Измайлове, где на льняном дворе между разными вещами своего прадеда боярина Никиты Ивановича Романова нашёл изломанный ботик, впоследствии известный как «дедушка русского флота». После того как Измайловский пруд и Яуза оказались тесными для корабля, ему указали на косинское Белое озеро. Здесь у восточного берега, рядом с усадьбой Телепневых, были устроены пристани, на озеро стали переноситься лодки и карбасы, но Пётр уже облюбовал большое Переяславское озеро, куда и была перенесена вся флотилия. Следы верфи сохранялись ещё долгое время, и местные старики 1860-х годов точно указывали ее место. По здешнему преданию, молодой царь в память о пребывании в селе подарил тамошнему храму икону Божьей матери, привезённую его вельможей графом Борисом Петровичем Шереметевым из итальянского города Модены. Она была названа «Моденской» и впоследствии славилась как чудотворная.

В 1704 г. Косино значилось во владении Ивана Ларионовича Телепнева. В селе было записано 5 дворов и 26 человек. Затем оно перешло к его сыну Петру Ивановичу, внуку Ивану Петровичу и правнуку Николаю Ивановичу. Село с храмом было разграблено французами в 1812 г., и сразу после этого большая часть из 29 местных крестьян вынуждена была существовать некоторое время сбором милостыни.

В 1814 г. последняя владелица Косина из рода Телепневых Елена Васильевна, вдова статского советника Дмитрия Ивановича Телепнева, продала его со всеми угодьями московскому купцу первой тильда, коммерции советнику и почётному гражданину Дмитрию Александровичу Лухманову. При новом владельце Село обустраивается, в 1818—1823 гг. строится каменная Успенская церковь в стиле ампир, а в 1823—1826 гг. пристраивается каменная колокольня. Говоря об истории села в это время, следует объяснить одно противоречие в документах. Фактическим владельцем Косина был Д.А. Лухманов, но в официальных документах его владельцами значатся другие личности. Так, в 1814—1820 гг. помещицей числится подпоручица Марфа Афанасьевна Татаринова, в 1821—1829 гг. — секунд-майор Иван Акимович Мальцев, в 1830—1836 гг. — действительный статский советник и кавалер Павел Фёдорович Степанов, в 1837—1848 гг. — вдова капитанша Екатерина Афанасьевна Старово-Милюкова. Дело в том, что купцы не имели права владеть крепостными, и поэтому указанные лица, родственные Лухманову, числились номинальными владельцами.

После смерти Д.А. Лухманова в 1848 г. между его наследниками и крестьянами начинается длительная тяжба. Последние начинают хлопотать об освобождении от крепостной зависимости, указывая, что Лухмановы как купцы не имеют права владеть ими. Тяжба, потребовавшая от крестьян значительных материальных средств, в итоге закончилась в их пользу. Указом императора Николая I в июле 1851 г. они были изъяты из владения Лухмановых. Но их мечта получить всю землю не осуществилась — они получили лишь небольшой надел, а все имение с озёрами, лесом и усадьбой было причислено к государственным имуществам.

Управление государственными имуществами до 1867 г. усадьбу и озера отдавало в аренду, а в 1867 г. усадьбу покупает императорское техническое училище для летнего пребывания его воспитанников. В 1888 г. её покупает с торгов московский купец второй гильдии и фабрикант Михаил Елисеевич Горбачев, который устроил здесь ленточную фабрику.

С прокладкой железной дороги и устройством в версте от села платформы Косино начинает приобретать дачный характер. Земли крестьян вокруг Белого озера разбиваются на участки и отдаются под постройку дач, устраиваются купальни, многие крестьянские дома сдаются на лето москвичам.

С конца XIX в. Косино становится местом научных исследований. В 1888 г. здесь начинают проводить гидробиологические исследования косинских озёр. В1908 г. профессор Г.А. Кожевников создает биологическую станцию Московского университета. В 1930 г. она стала лимнологической станцией Гидрометеослужбы СССР, а в 1940 г. была закрыта в связи с завершением научных работ. Но вскоре здесь открылась Центральная научно-производственная лаборатория по борьбе с болезнями молодняка сельскохозяйственных животных.

 

По материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».